Плюшкин ("Мертвые души")

Плюшкин ("Мертвые души")
Смотри также Литературные типы произведений Гоголя

Помещик, владетель "более тысячи душ". "Заплатанной", по словам мужика. Чичиков, которому "случалось много видеть на своем веку людей", — "такого еще не видывал". "Лицо его не представляло ничего особенного: оно было почти такое же, как у многих худощавых стариков; один подбородок только выступал очень далеко вперед, так что он должен был всякий раз закрывать его платком, чтобы не заплевать; маленькие глазки его не потухнули и бегали из-под высоко выросших бровей, как мыши, когда, высунувши из темных нор остренькие морды, насторожа уши, моргая усом, они высматривают, не затаился ли где кот или шалун мальчишка, и нюхают подозрительно самый воздух". Бороду "брил и, казалось, довольно редко; потому что весь подбородок с нижней частью щеки походил у него на скребницу из железной проволоки, какою чистят на конюшне лошадей". "Никакими средствами и стараньями нельзя бы докопаться, из чего состряпан был его халат: рукава и верхние полы до того засалились и залоснились, что походили на юфть, какая идет на сапоги; назади вместо двух болталось четыре полы, из которых охлопьями лезла хлопчатая бумага. На шее у него тоже было повязано что-то такое, которого нельзя было разобрать: чулок ли, повязка ли, или набрюшник, только никак не галстук". На спине большая "прореха"; "на голове колпак", который "носят деревенские дворовые бабы", за поясом ключи. Чичиков, встретя П. на дворе, "долго не мог распознать, какого пола была фигура — баба или мужик". "Ой, баба! — подумал он про себя и тут же прибавил: — Ой, нет! …Конечно, баба! — наконец сказал он, рассмотрев попристальнее" и "заключил, что это, верно, ключница". П."был принаряжен", "как нищий", и если бы Чичиков встретил его где-нибудь у церковных дверей, то "вероятно, дал бы ему медный грош". — Каждый день он ходил "по улицам своей деревни, заглядывал под мостики, под перекладины, и все, что ни попадалось ему: старая подошва, бабья тряпка, железный гвоздь, перекладины, глиняный черепок — тащил к себе и складывал в кучу". Он тащил все; "после него незачем было мести улицу: случилось проезжавшему офицеру потерять шпору — шпора эта мигом отправлялась в кучу; если баба, как-нибудь зазевавшись у колодца, позабыла ведро, он утаскивал и ведро". — "Вон уже рыболов пошел; на охоту!" — говорили мужики, когда видели его идущим на добычу". "Впрочем, когда приметивший мужик уличал его тут же, он не спорил и отдавал похищенную вещь, но если только она попала в кучку, тогда все кончено: он божился, что вещь его, куплена им тогда-то у того-то или досталась от деда". "В комнате своей он подымал с пола все, что не видел: сургучик, лоскуток бумажки, перышко — и все это клал на бюро или на окошко". Беспорядок в комнате П. был таков, что "казалось, будто в доме происходило мытье полов и сюда на время нагромоздили мебель". "В углу комнаты была навалена на полу куча того, что погрубее и что недостойно лежать на столах. Что именно находилось в куче — решить было трудно, ибо пыли на ней было в таком изобилии, что руки всякого касавшегося становились похожими на перчатки; заметнее прочего высовывались оттуда отломленный кусок деревянной лопаты и старая подошва сапога". Он забывал главное и "помнил только, на каком месте стоял у него в шкапу графинчик с остатком какой-нибудь настойки, на котором он сам сделал наметку, чтобы никто воровским образом ее не выпил, да где лежало перышко или сургучик". "Скряга", "собака", "мошенник, всех людей переморил голодом", по отзыву Собакевича. — Люди у П. "мрут, как мухи". Под видом, чтобы попробовать, хорошо ли едят люди, П. наедался "препорядочно щей с кашей" на кухне. До чаю "не охотник: напиток дорогой, и цена на сахар поднялась немилосердная". "Для всей дворни, сколько бы ни было в доме, были одни только сапоги, которые должны были всегда находиться в сенях". "Сторожа, которые стояли на всех углах, колотили деревянными лопатками в пустой бочонок заместо чугунной доски". "Особенная ветхость" была на "всех деревенских строениях". В барском доме "из окон только два были открыты, прочие заставлены досками". На одном из них темнел наклеенный треугольник из синей сахарной бумаги". Из сеней дуло "холодом, как из погреба". — "В кухне труба-то совсем развалилась: начнешь топить, еще пожару наделаешь", — жалуется сам П. Четвертушку бумаги, на которой писалось письмо к председателю палаты, долго "ворочал на все стороны, придумывая, нельзя ли отделить от нее осьмушку, но наконец убедился, что никак нельзя; всунул перо в чернильницу с какою-то заплесневшею жидкостью и множеством мух на дне и стал писать, выставляя буквы, похожие на музыкальные ноты, придерживая поминутно прыть руки, которая расскакивалась по всей бумаге, лепя скупо строка на строку, и не без сожаления подумывая о том, что все еще останется много чистого пробела". — "Поди-ко принеси огоньку запечатать письмо, — приказал П. Мавре. — Да стой! Ты схватишь сальную свечку; сало — дело тонкое: сгорит да и нет, только убыток; а ты принеси-ка мне лучинку!" Годовалый сухарь, который "сверху, чай, поиспортился", велит к приезду гостя поскоблить ножом, да крох не бросать, а снести в курятник. Сын, определившийся в полк, напрасно просил у отца денег на обмундировку: "Он получил на это то, что называется в простонародии шиш". Когда же "сын проигрался в карты, он послал ему от души свое отцовское проклятие и никогда уже не интересовался знать, существует ли он на свете, или нет". Дочери, убежавшей с штабс-ротмистром, "послал на дорогу проклятие, но преследовать не заботился". "Маленькому внуку" дал поиграть какую-то пуговицу, лежавшую на столе, но дочери "денег ничего не дал". В другой раз "П. приласкал обоих внуков и, посадивши их к себе одного на правое колено, а другого на левое, покачал их совершенно таким образом, как будто они ехали на лошадях; кулич и халат взял, но дочери решительно ничего не дал: с тем и уехала Александра Степановна", Хотел было возблагодарить Чичикова за его беспримерное великодушие. — "Я ему подарю, — подумал П. про себя, — карманные часы: они ведь хорошие серебряные часы, а не то, чтобы какие-нибудь томпаковые или бронзовые — немножко поиспорчены, да ведь он себе переправит; он человек еще молодой, так ему нужны карманные часы, чтобы понравиться своей невесте. Или нет, — прибавил он, после некоторого размышления, — лучше я оставлю их ему, после моей смерти, в духовной, чтобы вспоминал обо мне". Чичикову жалуется: "Землишка маленькая, мужик ленив, работать не любит, думает, как бы в кабак... Того и гляди, пойдешь на старости лет по миру..." "Сена хоть бы клок в целом хозяйстве". "Народ-то стал прожорлив, от праздности завел привычку трескать, а у меня и самому есть нечего" ("И все от добродушия"). "Проклятая горячка выморила", "целый куш мужиков". Когда Чичиков усумнился в такой смертности мужиков, говорит: "Стар я, батюшка, чтобы лгать: седьмой десяток живу". "Он позабывал сам, сколько у него было чего". На высказанное соболезнование отвечает: "да ведь соболезнование в карман не положишь". Когда же Чичиков "скромно заметил", что ему "сказывали", будто у П. "более тысячи душ, рассердился": "А кто это сказывал? A вы бы, батюшка, наплевали в глаза тому, который это сказывал! Он пересмешник, видно, хотел пошутить над вами. Вот, бают, тысяча душ, а подитка сосчитай, а и ничего не найдешь!" Торгуясь с Чичиковым о цене мертвых душ, просит: "Только, батюшка, ради нищеты-то моей, уже дали бы сорок копеек. — Ну, батюшка, воля ваша, хоть по две копеечки пристегните". Огорчен, что купчая крепость — "все издержки". "Прежде, бывало, полтиной меди отделаешься да мешком муки, а теперь пошли целую подводу круп да и красную бумажку прибавь — такое сребролюбие!" Но когда Чичиков заговорил с П. о цене ревизских душ, П. "ожидовел, руки его задрожали, как ртуть". Деньги от Чичикова "принял в обе руки и понес их к бюро с такою же осторожностью, как будто бы нес какую-нибудь жидкость, ежеминутно боясь расплескать ее. Подошедши к бюро, он переглядел их еще раз и уложил, тоже чрезвычайно осторожно, в один из ящиков". — "Гостей давненько" не видит. — "Да, признаться сказать, в них мало вижу проку. Завели пренеприличный обычай ездить друг к другу, а в хозяйстве-то упущения... да и лошадей их корми сеном!" — "Нет дома!" — встретил П. Чичикова и, узнав, что "есть дело", сказал: "Идите в комнаты". — "Но и П. был не в силах преступить законов" гостеприимства: приказывает поставить самовар и подать из кладовой "сухарь из кулича, что привезла Александра Степановна", и даже ключ от кладовой отдает Прошке. Угощает Чичикова "славным ликерчиком, еще покойница делала". Когда же Чичиков поспешил отказаться от такого ликерчика "в графинчике, который был весь в пыли, как в фуфайке" и с незакупоренным горлышком, сказавши, что он уже и пил, и ел, — "Пили уже и ели! — сказал Плюшкин: — Да, конечно, хорошего общества человека хоть где узнаешь: он не ест, а сыт; а как эдакой какой-нибудь воришка, да его сколько ни корми... Ведь вот капитан приедет: "Дядюшка, — говорит, — дайте чего-нибудь поесть!" A я ему такой же дядюшка, как он мне дедушка. У себя дома есть, верно, нечего, так вот он и шатается!" Когда Чичиков отказался и от чая, крикнул: "Прошка, не нужно самовара! Сухарь отнеси Мавре, слышишь? Пусть его положит на то же место: или нет, подай его сюда, я ужо снесу его сам". — К людям недоверчив и подозрителен. Своих крестьян зовет "тунеядцами", дворню и мужиков ругает "поносными словами". — "Постой, куда же ты? Дурачина! Эхва, дурачина! Бес у тебя в ногах, что ли, чешется?" — говорит он Прошке. — "Куда ты дела, разбойница, бумагу?" — спрашивает Мавру. Но и слуги в ответе не остаются. "Ну что ж расходилась так! Экая занозистая! Ей скажи только одно слово, а она уж в ответ десять, — замечает П. Мавре. — Все держит под замком и ключи носит на поясе при себе". Все у П. "воры", "негодные", "мошенники", "бессовестные". Людям "ни в чем нельзя доверять". Прошка "глуп ведь, как дерево, а попробуй что-нибудь положить — мигом украдет!" Наказывает ему: "Да смотри ты, ты не входи, брат, в кладовую: не то — я тебя, знаешь? березовым-то веником, чтобы для вкуса-то! Вот у тебя теперь славный аппетит, так чтобы еще был получше! Вот попробуй-ка пойти в кладовую, а я тем временем из окна стану глядеть". — Мавру уличает в том, что "подтибрила" "небольшой лоскуток" бумаги и "снесла пономаренку" — "А вот я по глазам вижу, что подтибрила, — говорит П. на оправдание Мавры и грозит: — Вот погоди-ко: на страшном суде черти припекут тебя за это железными рогатками! Вот посмотришь, как припекут!" "А вот черти-то тебя и припекут! скажут: "А вот тебе мошенница, за то, что барина-то обманывала!" — да горячими-то тебя и припекут!" Предложение Чичикова "принять на себя обязанность платить подати за всех крестьян умерших" изумило П., и он спросил: "Да вы, батюшка, не служили ли в военной службе?" Но против "душеспасительного слова" Чичикова ("словом хоть кого проймешь") не устоял, хотя вскоре же вывел заключенье, что гость совершенно глуп или прикидывается, будто служил по статской, "a верно был в офицерах и волочился за актерками". — Сам обходил все кладовые и осматривал, "на местах ли стоят сторожа". В город не ездил: а дом-то как оставить! "В день так оберут, что и кафтана не на чем будет повесить". Прежде он был только "бережливым хозяином", и "сосед заезжал к нему пообедать, слушать и учиться у него хозяйству и мудрой скупости". "Умнейший был человек", по отзыву председателя-"однокорытника" П. У П. "все текло живо и совершалось размеренным ходом", "во все входил зоркий взгляд хозяина и, как трудолюбивый паук, бегал хлопотливо, но расторопно по всем концам своей хозяйственной паутины. Слишком сильные чувства не отражались в чертах лица его, но в глазах был виден ум; опытностью и познанием света была проникнута речь его". После смерти жены "часть ключей, а с ними мелких забот перешла к нему. П. стал беспокойнее и, как все вдовцы, подозрительнее и скупее". Когда же "наконец последняя дочь, оставшаяся с ним в доме, умерла" и он очутился "хранителем и владетелем своих богатств", "одинокая жизнь дала сытную пищу скупости"; "человеческие чувства, которые и без того не были в нем глубоки, мелели ежедневно, и каждый день что-нибудь утрачивалось в этой изношенной развалине". Воспоминания вызывали "на деревянном лице П. не чувство, а какое-то бледное отражение чувства". "С каждым годом уходили из вида" его "более и более главные части хозяйства, и мелкий взгляд его обращался к бумажкам и перышкам, которые он собирал в своей комнате; неуступчивее становился он к покупщикам, которые приезжали забирать у него хозяйственные произведения; покупщики торговались, торговались и наконец бросили его вовсе, сказавши, что это бес, а не человек; сено и хлеб гнили, клади и стоги обращались в чистый навоз, хоть разводи на них капусту; мука в подвалах превратилась в камень, и нужно было ее рубить; к сукнам, холстам и домашним материям страшно было притронуться: они обращались в пыль". "Но попробовал бы кто найти у кого другого столько хлеба, зерном, мукою и просто в кладях, у кого бы кладовые, амбары и сушилы загромождены были таким множеством холстов, сукон, овчин, выделанных и сыромятных, высушенными рыбами и всякой овощью, или тубиной. Заглянул бы кто-нибудь к нему на рабочий двор, где наготовлено было на запас всякого дерева и посуды, никогда не употреблявшейся, — ему бы показалось, уж не попал ли он как-нибудь в Москву на щепной двор". "На что бы, казалось, нужна была Плюшкину такая гибель подобных изделий? Во всю жизнь не пришлось бы их употребить даже на два таких имения, какие были у него; но ему и этого казалось мало".


Словарь литературных типов. - Пг.: Издание редакции журнала «Всходы». . 1908-1914.

Смотреть что такое "Плюшкин ("Мертвые души")" в других словарях:

  • Плюшкин ("Мертвые души") — Смотри также …   Словарь литературных типов

  • Мертвые души — Мёртвые души (первый том) Заглавный лист первого издания Автор: Николай Васильевич Гоголь Жанр: Поэма (роман, роман поэма[1], прозаическая поэма[2]) Язык оригинала: Русский …   Википедия

  • Мертвые души, или похождения Чичикова (Гоголя) — [ Мертвые души , по выражению Гоголя, являются историею его собственной души . О сюжете поэмы, рассказанном Гоголю Пушкиным, . Гоголя т. IV, . Воспоминания. СПБ. 1909 г. (статья: Гоголь в Риме ), . Этюды и характеристики М. 1907 г. ( Мертвые души …   Словарь литературных типов

  • Мертвые души (фильм, 1984) — Мёртвые души Жанр Сатирическая трагикомедия Режиссёр Михаил Швейцер В главных ролях Александр Калягин Александр Трофимов …   Википедия

  • Плюшкин-сын ("Мертвые души") — Смотри также Был отправлен в губернский город, с тем чтобы узнать в палате службу существенную , но определился вместо того в полк и написал отцу, уже по своем определении, прося денег на обмундировку; весьма естественно, что он получил за это то …   Словарь литературных типов

  • Мавра ("Мертвые души") — Смотри также Дворовая, неграмотная. На зов Плюшкина явилась с тарелкой, где лежал сухарь из кулича, который привезла Александра Степановна. Плюшкин обвинил М. в том, что она подтибрила бумагу и снесла пономаренку. На угрозы Плюшкина страшным… …   Словарь литературных типов

  • ПЛЮШКИН — персонаж поэмы Н.В.Гоголя «Мертвые души» (перв. том 1842, под ценз, назв. «Похождения Чичикова, или Мертвые души»; втор, том 1842 1845). Литературные источники образа П. образы скупцов у Плавта, Ж. Б.Мольера, Шейлок У.Шекспира, Гобсек О.Бальзака …   Литературные герои

  • Плюшкин — Один из героев поэмы «Мертвые души» (1842) //. В. Гоголя (1809 1852), одержимый патологической скупостью, страстью к собирательству и хранению самых бесполезных вешей, которые «жалко выбросить». Имя нарицательное для людей подобного типа.… …   Словарь крылатых слов и выражений

  • плюшкин — (иноск.) скупой, скряга, скаредный Ср. Мошенница ключница совсем было его (ликерчик) забросила, и даже не закупорила, каналья! Козявки и всякая дрянь было напичкались туда, но я весь сор то повынул и теперь вот чистенькая, я вам налью рюмочку.… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Плюшкин — персонаж поэмы Н. Гоголя Мертвые души (1842); нарицат. образ патологически скупого человека, охваченного маниакальной страстью к накопительству …   Российский гуманитарный энциклопедический словарь

Книги

  • Мертвые души (CDmp3), Гоголь Николай Васильевич. Издание включает два спектакля по гениальной поэме в прозе великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя (1809-1852) "Мертвые души" . Первый том был издан в 1842 году. Чиновничий и… Подробнее  Купить за 221 руб
  • Мертвые души, Гоголь Николай Васильевич. Мертвые души "-гениальное произведение Н. В. Гоголя, занимающее особое место в мировой литературе." При каждом слове его поэмы читатель может говорить:" Здесь русский дух, здесь Русью… Подробнее  Купить за 219 руб
  • Мертвые души, Гоголь Н.. Мертвые души&# 187;– гениальное произведение Н. В. Гоголя, занимающее особое место в мировой литературе.&# 171;При каждом слове его поэмы читатель может говорить: “Здесь русский дух, здесь… Подробнее  Купить за 171 руб
Другие книги по запросу «Плюшкин ("Мертвые души")» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»